Silkway2017 — как это получилось

-А нормального никого не могли найти? — уточнил мой будущий КВС, когда ему представили меня как второго пилота. «Приплыли тазики,» — обречённо подумала я. Кэп потом ещё несколько раз интересовался, почему «понабрали девчонок вместо нормальных мужиков», но с началом собственно лётной работы это довольно быстро прекратилось, и слава богу. 

Хотя оказалась я там и правда совершенно случайно. Работа плавала в русском пилотском пространстве, где её подобрал знакомый моей подруги, и передал ей. А подруга оказалась уже занята ожиданием другой работы, и отправила вакансию дальше по цепочке, мне. Я как раз сидела в России, приходя в себя после разгвоздяйства, царившего в лётной школе солнечной Венгрии, где я получала корочку лётного инструктора, и была рада разбавить жизнь приключениями, а карман денежкой. Особенно когда оказалось, что руководит авантюрой мой старый знакомый ещё по Северке пилот. 

Брифинг в Москве, выброска за самолётами под Новгород Великий, и мы с Асей(это второй пилот на ещё одном реле) медленно выясняем, что же нам предстоит. Ежедневная смена релейного борта — от 5 до 8 часов в воздухе, наворачивая круги над участком маршрута ралли. Ася в шоколаде — командир весёлый, на борту биотуалет; я, в свою очередь, готовлюсь к тяжёлым будням, в которые мне будет ни полетать ни пописать — КВС суров, борт — с салоном стандартной комплектации на 2 пилота и 4 пассажира. Релейное оборудование всунуто за командирское сиденье — в целом в пределах досягаемости, но не сказать чтобы очень удобно. К моей гарнитуре добавлены ещё два наушника-наклейки, в которых я должна слышать качество связи по реле и корректировать курс борта, чтобы это самое качество было в порядке. 

Это я сейчас так бодро всё объясняю. На деле, чтобы усвоить весь нехитрый алгоритм, пришлось по крупицам собирать информацию дня три подряд. 

Подготовка к сопровождению ралли происходила на аэродроме Остафьево, слегка южнее Москвы, почти у самого МКАДа, так что пока мы не улетели, я регулярно сбегала спать домой, а не в оплаченный компанией гостиничный номер. В течение трёх дней настраивали оборудование, отлаживали взаимодействие, даже полетали немного, чтобы проверить связь. К моему удивлению, за штурвал подержаться в этом вылете вполне себе удалось, и очень кстати — правое кресло Ацтека не было похоже ни на что из того, в чём ранее доводилось летать. 

Вместе с тремя Пайпераме-реле в Остафьево базировался и почти что весь остальной флот: три разноцветных вертолёта — два UTAir и один кругосветчик от «Вертолетного спорта», два не то три АН-24(они никогда не появлялись одновременно, так что я немного сбилась со счёта) и спонсорский Боинг, с барского плеча Газпромавиа(«денег нет — держите боинг,» — почти дословный итог переговоров о финансировании ралли с их стороны).  Из этого периода запомнилась неустойчивая погода и необходимость всё время проходить какие-то КПП, на которых каждый раз кого-нибудь не оказывалось в списках. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *